Уральский журналист написал Путину письмо о систематических пытках в колонии

Директор нижнетагильского агентства новостей «Между строк» Егор Бычков обратился к президенту России Владимиру Путину с открытым письмом, в котором изложена информация о систематических пытках и издевательствах над заключенными ИК-5. Однако руководство областного управления ФСИН отрицает факты беззакония в пенитенциарном учреждении, сообщает «Открытая Россия».

По словам Егора Бычкова, пытки и вымогательства, от которых страдают осужденные — единственная форма стабильности в Нижнем Тагиле. Так, заключенные исправительной колонии N5 «массово жалуются на истязания и поборы со стороны администрации учреждения».

В начале мая правозащитница Лариса Захарова рассказала жуткую историю, произошедшую с осужденным Карпиенко. Он несколько раз обращался к администрации ИК-5 Нижнего Тагила с просьбой отправить его в больницу для обследования в связи с давним тяжелым заболеванием.

«Не дождавшись выполнения своей просьбы, он вогнал себе под кожу стальную иглу, — пишет Бычков. — По указанию медицинских работников иглу искал другой осужденный: без наркоза и вне операционных условий, разрезав кожу на его теле. Часов через восемь этот осужденный дал свое заключение, что при таких условиях инородный предмет найти невозможно, и зашил то, что разрезал».

Журналист также опубликовал в мае видеообращение заключенного Фаруха Бердиева к членам ОНК. В ролике говорится, что 3 ноября 2016 года Бердиева вывели на прогулочный дворик и поставили у стены с раздвинутыми ногами. Затем на голову мужчины надели мешок, обвязали его скотчем и понесли заключенного куда-то. Бердиева засунули головой в бачок с водой, имитируя попытку утопить его. Затем на голову Фаруха стали лить воду. От удушья мужчина потерял сознание.

«Очнулся, стою у стены во дворике. Сотрудники поставили передо мной бумаги с какими-то статьями, заставили расписываться. Я трясусь, плохо соображаю, попросил дать время. Мне дали отмыться от крови, отвели в камеру, там я взял лезвие и вскрыл себе живот», — рассказал Бердиев.

Свердловское ГУ ФСИН все обвинения отрицает, называя заявления осужденных враньем, пишет Бычков. «Более того, тюремщики отрицают даже очевидные вещи, такие как шрам на животе Бердиева, показанный им на видео», — добавил журналист.

«Уже установлено, что травмы живота Бердиев себе не наносил, этого нет в его медкарте», — сказал пресс-секретарь областного ГУ ФСИН Александр Левченко.

Бычков обращает внимание на то, что ранее сотрудники Следственного комитета доказали причастность свердловских надзирателей к целому ряду пыток, убийств, изнасилований, вымогательств.

Так, в 2016 году были осуждены шестеро сотрудников ИК-46 города Невьянска. Они забили до смерти 26-летнего осужденного Агбаралиева. Среди осужденных — начальник колонии Илья Чикин (получил 13,5 лет лишения свободы) и трое его заместителей. «Буквально на днях за вымогательство с осужденных к 3 годам строго режима приговорен заместитель ИК-10 Екатеринбурга Валерий Кардашин», — пишет Бычков.

В Верх-Исетском суде Екатеринбурга сейчас начинается процесс, по которому обвиняемыми проходят сотрудники и бывшие заключенные ИК-2 в Екатеринбурге. По версии следователей, там заключенные-активисты, действуя по прямому указанию администрации колонии, избивали и насиловали других осужденных.

«Изнасилования фиксировались на камеру, записи с которой потом передавались замначальника колонии. Вышеперечисленные случаи свидетельствуют о том, что пытки и вымогательства в колониях Свердловской области носят системный характер», — подчеркнул Бычков.

После заявлений о пытках, которым подвергались Карпиенко и Бердиев, рассказать о беззаконии в нижнетагильской колонии решились и многие бывшие осужденные. Агентство новостей «Между строк», которое возглавляет Бычков, опубликовало пять монологов заключенных, каждый из которых подтверждает пытки и вымогательства. Сейчас к публикации готовятся еще 10 историй.

Попытки журналистов разобраться в ситуации наталкивались на сопротивление со стороны силовиков. «Журналист РБК Влад Пушкарев во время подготовки сюжета в Тагиле по анонимному звонку был жестко задержан по подозрению в хранении наркотиков сотрудниками правоохранительных органов», — пишет Бычков.

Деньги на ремонт вымогали у заключенных-инвалидов

Информацию о том, что в ИК-5 действует система пыток и вымогательств, рассказал бывший сотрудник этого учреждения Сергей Онучин. Он работал в ИК-5 начальником отряда с 2008 по 2015 год, пишет новостное агентство «Между строк». Со слов Онучина, в колонии с осужденных в «добровольно-принудительном порядке» взимаются деньги на нужды администрации. Так, в 2013 году надзиратели собрали с заключенных как минимум 250 тысяч рублей на ремонт комнат длительного свидания.

«С ФСИН эти деньги получить не удалось, поэтому администрация дала начальникам отрядов команду попросить средства у осужденных, — говорит Онучин. — Сумма получилась очень маленькая — порядка 30 тысяч рублей. Тогда начальникам отрядов, где содержатся инвалиды, всего около 80 человек, поступила команда создать условия, при которых осужденные отдали бы свои пособия. Скрыть свои доходы они бы не смогли, поскольку все квитанции проходили через оперативный отдел колонии».

Сами деньги поступали родственникам. Поэтому осужденные должны были попросить родственников сдать эти деньги — от 15 до 30 тысяч рублей. «Обычно эти деньги передавали наличными лично Нурмагамедову (заместитель начальника ИК-5 по безопасности и оперативной работе Максим Миликмагомедович Нурмагамедов). Неизвестно, сколько денег осталось сверх затрат на ремонт», — добавил экс-надзиратель.

За помощь в условно-досрочном освобождении осужденный должен был заплатить от 50 тысяч рублей. В случае отказа, если осужденному удавалось подать заявление, надзиратели направляли в суд отрицательную характеристику, которая лишала возможности выйти на свободу досрочно.

«По закону решение об УДО принимает суд, но фактически главное слово — за администрацией колонии, — говорит Онучин. — Очень часто УДО получали осужденные, которые, по моему мнению, этого не заслуживали: сроки они получили за серьезные преступления, в колонии зарекомендовали себя не очень хорошо, но платили деньги и получали нужную характеристику».

Подчинённые Нурмагамедова открыто издеваются над заключенными, а один из сотрудников оперативного штаба прилюдно хвастался, что одним словом может забрать у человека жизнь.

«В 2012 году после разговора с ним один из осужденных перерезал себе сонную артерию и умер, — говорит Онучин. — В 2014 году случилось подобное, но тогда осужденный выжил».

Избиениям в колонии подвергаются даже подследственные (часть территории ИК-5 работает в режиме следственного изолятора).

Согласно установленному правилу, арестанты по прибытии в колонию должны бежать по коридору со своими сумками, а сотрудники отдела безопасности подгоняют их пинками. В 2014 году новичок отказался бежать, сославшись на то, что имеет инвалидность второй группы. Его по приказу Нурмагамедова избили ногами до потери сознания. Мужчина мог умереть в любой момент, но больницы отказывались его принять. Тогда Нурмагамедов заставил тюремных медиков написать, что этому подозреваемому стало плохо по прибытии в колонию. Пострадавшего поместили в медсанчасть. Ночью он пытался вставать и падал, ударяясь головой о тумбочку.

Сергей Онучин в 2015 году был осужден за получение взятки. По словам бывшего надзирателя, Максим Нурмагамедов подставил его после того, как узнал, что Онучин собирается рассказать сотрудникам телевидения о беспределе в ИК-5. В итоге Онучина поймали на попытке получить взятку в 50 тысяч рублей за помощь в оформлении УДО. В итоге надзиратель получил условный срок и штраф в 3 миллиона рублей.

По словам Онучина, его бывшие коллеги даже не скрывают свои преступления: «все делается в открытую». Однако уличить тюремщиков непросто. «Когда случается проверка, в колонии все быстро сворачивается. Осужденные, конечно, тоже вряд ли что-то смогут доказать. Тот же прием прокурора руководство колонии превратило в цирк. Когда прибывает прокурор для сбора жалоб от осужденных, в коридор пускают только активистов с заранее подготовленными вопросами», — заключил Онучин.

По иронии судьбы, борющийся с насилием в правоохранительных органах Егор Бычков ранее сам неоднократно подозревался в нанесении побоев. В 2010 году Бычков, возглавлявший тогда нижнетагильское отделение организации «Город без наркотиков» был обвинен в похищении людей и нанесении побоев наркоманам в реабилитационном центре фонда. Это дело вызвало широкий общественный резонанс, во многих городах России прошли митинги в поддержку активиста, утверждалось, что дело против него сфабриковано. Бычков получил 2,5 года условного заключения с испытательным сроком в один год, а полгода спустя судимость была полностью снята.

В 2013 году Бычкова приговорили к штрафу в 12 тысяч рублей за избиение автомобилиста, который нагрубил его знакомой.