Участнику акции 26 марта грозит пять лет колонии за то, что он схватил полицейского «за руку»

Поводом для задержания одного из четверых обвиняемых в нападении на полицейских во время протестной акции 26 марта в Москве Юлия Кулия стали показания сотрудника ОМОН, который указал на него, как на лицо, «которое схватило его за руку и тем самым причинило ему боль». При этом никаких телесных повреждений у стража правопорядка нет, Кулию же по уголовному делу теперь грозит до пяти лет лишения свободы. Об этом «Медузе» рассказал адвокат задержанного Алексей Липцер.

Липцер, который ранее представлял интересы Ильдара Дадина, пояснил, что Кулий был задержан 26 марта на протестной акции в Москве, доставлен в ОВД, после чего был отпущен с повесткой в Тверской суд по административной статье. Однако затем, по словам адвоката, разбирательство в суде было отложено, потому что 4 апреля, за день до заседания, Кулия задержали в рамках уголовного дела по статье 318 УК «применении насилия в отношении представителя власти».

«Он был задержан у себя дома, к нему пришли с обыском, провели следственные действия, допрос, очную ставку — и 6 апреля в Басманном суде ему была избрана мера пресечения в виде ареста. Сейчас предварительное расследование подходит к концу, а на следующей неделе ему планируют предъявить обвинение в окончательной редакции и передать дело в суд», — рассказал Липцер.

По словам адвоката, основаниями для задержания Кулия стали видеозапись с митинга и показания омоновца, «который указывает на Юрия, как на лицо, «которое схватило его за руку и тем самым причинило ему боль» (при этом никаких телесных повреждений у полицейского нет), и на показаниях самого Юрия, в которых он соглашается с версией обвинения».

Липцер также рассказал, что до того, как он вступил в процесс 12 апреля, у Кулия был адвокат по назначению, при котором на допросе задержанный признал свою вину. «Не хотел бы комментировать деятельность коллег, но я на его месте этого бы не делал. Для меня вообще смешно то, что ему предъявляют. Хотя ему и грозит по этой статье до пяти лет лишения свободы», — признал адвокат.

Он подчеркнул, что в момент задержания Кулий оказался между теми, кого пытались задержать сотрудники правопорядка и одним из омоновцев. Позднее именно он указал на Кулия как на лицо, которое причинило ему боль.

«По словам Юрия, он просто пытался разнять пожилого человека и омоновца. Он говорит, что положил ему руку на плечо, не причиняя ему никакой боли, нужно понимать, что сотрудник правоохранительных органов был в бронежилете. Я не считаю эту ситуацию, которую описывает Юрий, уголовным деянием. Нет этого и на видео: там есть сам Юрий и можно увидеть общую ситуацию, но нюансы разглядеть очень сложно, как и то, что Юрий сильно сжимает руку омоновца, тем не менее, скриншоты также были приобщены к уголовному делу», — добавил Липцер.

Накануне, 13 апреля, Следственный комитет объявил о задержании четверых обвиняемых в нападении на полицейских во время протестной акции 26 марта в Москве. Помимо Кулия, сотрудники полиции также задержали Александра Шпакова 1977 года рождения, Станислава Зимовца 1985 года рождения и Андрея Косых 1986 года рождения.

«По данным следствия, в ходе несанкционированной акции все они применяли насилие в отношении представителей власти», — говорилось в сообщении СК. При этом про Кулия было сказано, что он «совершил нападение на сотрудника полиции». При этом в ведомстве не уточнили нападения, хотя про других задержанных в пресс-релизе были даны подробности.

«Например, Шпаков, находясь на улице Тверской и пытаясь открыть дверь в служебный автобус полиции, где находились другие задержанные, нанес несколько ударов кулаками в лицо сотруднику полиции», — говорилось в сообщении СК.

Зимовец, в свою очередь, как отмечали в СК, находясь вблизи Пушкинской площади, бросил кирпич в спину сотрудника Росгвардии, после этого скрылся в толпе, переоделся с целью конспирации, спрятал куртку в рюкзак, достал травматический пистолет и вернулся к месту событий, продолжая провоцировать присутствующих на незаконные действия.

В СК также подчеркивали, что следствием уже собраны неопровержимые доказательства, в том числе видеозаписи, подтверждающие вину фигурантов уголовного дела. Кроме того, Косых и Кулий добровольно дали подробные показания по обстоятельствам преступлений и признали вину в полном объеме, отмечали в ведомстве.

26 марта стало известно о том, что при разгоне массовой акции в Москве один полицейский получил черепно-мозговую травму. Позднее представитель столичного главка СКР Юлия Иванова сообщила о возбуждении уголовного дела. Статья — 317 УК РФ, «посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов».