В Томске суд оправдал женщину, обвинявшуюся в убийстве семилетнего сына

В понедельник Томский областной суд вынес оправдательный приговор по уголовному делу, возбужденному в отношении Дарьи Мальцевой. Ее обвиняли в детоубийстве из-за плохо сделанного домашнего задания.

Российская Фемида оправдала Мальцеву на основе соответствующего вердикта присяжных. Уголовное дело будет возвращено следственным органам для установления виновного в убийстве ребенка, сообщает Vtomske.ru.

«Мы надеялись (на оправдательный приговор), но не ожидали. Это было нереально. Следствие мне не верило и не пыталось поверить. Поэтому мы настаивали на коллегии присяжных, дело было резонансное, доверились людям», — заявила 29-летняя Дарья Мальцева после зачтения приговора.

По ее словам, следователи даже не пытались разобраться в произошедшем, а сразу «назначили» виновного. «Правда в том, что это не я (убила ребенка), но следствие заняло определенную позицию, было невозможно что-то им доказать, они меня даже не пытались услышать», — сказала Мальцева.

Дарья отметила, что в момент, когда произошла трагедия, в квартире находилось два взрослых человека — она и Светлана Крылова, которая проходила по уголовному делу свидетелем со стороны обвинения.

Мальцева добавила, что пока не приняла решение о том, чтобы подать на реабилитацию. Она долгое время находилась под стражей.

Гособвинитель Елизавета Житник также не смогла ответить на вопрос, будет ли прокуратура обжаловать судебное решение.

Как следует из материалов уголовного дела, в феврале 2016 года Дарья Мальцева, находясь в доме N7/1 по Татарской улице в Томске, «подвергла избиению своего семилетнего сына». Первокласснику Андрею З. нанесли множественные удары руками по голове и туловищу, неоднократно ударили ребенка головой об пол, в результате чего он получил множество кровоподтеков, различных травм и скончался в больнице 7 февраля.

По версии следователей, родительница била потерпевшего, так как была недовольна поведением ребенка.

В ходе первоначального допроса Мальцева дала признательные показания. Однако позже изменила свою позицию, заявив, что ребенка до смерти избила ее сожительница Светлана Крылова.

Версия Дарьи Мальцевой

По словам подсудимой, подруга и соседка Светлана Крылова дала кров ей и сыну, поскольку в квартире Мальцевой делали ремонт. Крылова также оказывала Мальцевой финансовую поддержку. Фактически Дарья попала в полную зависимость от своей кредиторши. Все деньги, которые она зарабатывала, Дарья отдавала Светлане, а та выделяла ей определенные суммы на еду и самое необходимое.

В ходе совместного проживания между женщинами начались конфликты, поскольку Светлана испытывала все большую неприязнь к своей должнице. Женщина поднимала руку на Дарью и на ее сына. В итоге мальчик несколько раз попадал в больницу с сотрясениями.

«Она импульсивно вела себя, из-за мелочей могла впасть в легкую агрессию, ее не устраивало, как я общаюсь с ее дочерью и с Андреем (сын Светланы. — Прим. NEWSru.com). Говорила, что даже ее годовалый ребенок не слушает меня. Также ее не устраивало, что я медленно отдаю ей долг», — рассказывала подсудимая.

Со слов Мальцевой, подруга стала избивать ее сына под предлогом того, что пытается ему дать правильное воспитание. «Она ориентировалась на свое воспитание: если слова не понимает, то нужно поддать пару раз, и станет как шелковый», — поясняла Дарья.

После очередной ссоры Крылова бросила стул в сторону мальчика, попала ему в голову, ребенку наложили швы. В Новый год Светлана толкнула подругу, когда та стояла на столе и снимала гирлянду из-за плохого настроения соседки, у которой сорвалась сделка по продаже машины. При падении Мальцева ударилась затылком и спиной об пол, ей пришлось обратиться в травмпункт.

На вопрос, почему Мальцева продолжала жить с Крыловой, женщина пояснила, что чувствовала себя обязанной подруге, которая одолжила ей крупную сумуму денег. Дарья также добавила, что обращения других людей в суд на Крылову по поводу побоев ничем не заканчивались, поскольку «у нее было много связей в различных структурах» и «очень хорошие адвокаты».

В январе 2016 года Крылова предъявила Мальцевой претензии по долгу в 1 миллион рублей, хотя, по словам подсудимой, она была должна лишь половину этой суммы. «Я на тот момент настолько была загнана в угол, что не видела другого выхода, кроме как терпеть», — поясняла томичка в ходе судебного разбирательства.

Потом Крылова, со слов Мальцевой, в ходе очередной ссоры избила ее и ребенка скакалкой. А в феврале Крылова избила мальчика после того, как он отказался пересказать прочитанный текст. «Она еще говорила, что с нами у нее руки стали как у боксера», — вспоминала Дарья.

7 февраля, когда произошла трагедия, Крылова разозлилась на Мальцеву из-за звонившего будильника. «Она пришла в комнату, начала говорить, что мы итак уже семь лет проспали зря, что Андрей за это время ничему не научился, хватит спать, нужно заниматься делами, и ушла. Через несколько часов она вернулась, стащила Андрея за ногу с дивана и столкнула с лестницы», — рассказала подсудимая.

Позже к Светлане приехал знакомый, с которым она употребила спиртное. В какой-то момент Крылова попросила Андрея принести книгу и скакалку со второго этажа.

«Потом она побежала наверх, и я услышала, что Андрей упал. Я повернулась, он лежал на лестничной площадке, а она его била, у него шла кровь. Я побежала к ним, она толкнула меня, я ударилась о шкаф», — вспоминала Дарья.

Потом она увидела, как Светлана била ее сына по голове и лицу поварешкой. После избиения обе женщины попытались раздеть Андрея и смыть с него кровь. При этом они уронили мальчика в ванну.

По словам Дарьи, Светлана, увидев кровь на полу, заявила: «Иди, убирай, вы мне ковер испортили».

Пока Дарья вытирала кровь, ее подруга заперлась с мальчиком в ванной и продолжила избиение, хотя Андрей кричал: «Света, не бей меня!»

Потом обе женщины повезли мальчика в больницу. По дороге Андрей хрипел.

В суде Дарья утверждала, что хотела расплатиться с Крыловой и уехать от нее, однако выставленную на продажу квартиру, в которой шел ремонт, никто не купил.

Отметим при этом, что ранее Дарья продала другую квартиру большей площади, а в итоге оказалась в деревянном бараке на Татарской и в полной зависимости от своей подруги, которая, вероятно, и побуждала ее к этим сомнительным сделкам с недвижимостью.

Свою неспособность вызвать полицию Дарья объяснила тем, что попала в полную зависимость от подруги.

«В той ситуации критической я механически исполняла то, что говорила Крылова. Я была в какой-то прострации. Я понимала, что у нас очередной скандал, она вновь избила Андрея… Я не знаю, почему не позвала на помощь, почему так боялась», — говорила подсудимая.

Светлана Крылова в суде утверждала, что «никогда» не била Андрея. «Воспитанием занималась Мальцева… Она помнит все числа, кто был в чем, я таких деталей не знаю. Человек просто рассказывает, отзеркаливая с себя… Больше ей просто оговаривать некого. Она посидела почти полтора года в тюрьме, научилась, что говорить, как сесть-встать, поведение надменное», — добавила Крылова.

Как писала пресса, к следователям, которые вели расследование, осталось много вопросов. Непонятно, почему Светлана К., которая как минимум находилась в момент совершения преступления на месте происшествия, проходит исключительно как свидетель. Ей могли инкриминировать хотя бы ст. 125 УК РФ («Оставление в опасности»).

По словам адвоката подсудимой Евгения Филиппова, даже отпечатки пальцев у Светланы К. взяли не сразу — они фигурируют только в материалах последней экспертизы. По мнению защитника, осмотр места происшествия также был произведен с грубыми нарушениями: «Они вдвоем с Дашей уехали в больницу, Даша осталась, а Светлана поехала обратно к дочке. Это было до приезда сотрудников полиции, и там, по словам Дарьи, все отмыла, постирала, потом вернулась в больницу. Потом уже из больницы с сотрудниками полиции снова вернулись домой — и там следов уже никаких не было. Все почищено, отмыто, белье стирается…»

Во время обыска Светлана не пустила следователей в комнату, где спал ее ребенок, сообщал ТВ2. «Какие там вещи могли быть — неизвестно, просто туда не заходили», — добавил адвокат.

Филиппов также недоумевал, почему его подзащитной инкриминировали п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии»), а не ч. 4 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшее смерть»). Женщине грозило наказание в виде пожизненного срока лишения свободы, хотя умысел на убийство сына не был доказан.