В РФ считают, что Комитет министров СЕ превысил компетенцию по делу Навального, но его решения все равно только рекомендательные

Комитет министров Совета Европы (КМСЕ), призвавший Россию «устранить последствия несправедливых приговоров» по делу «Навальный и Офицеров против РФ» и позволить Навальному баллотироваться на выборах президента в 2018 году, превысил свою компетенцию.

«Задача комитета министров — следить за выполнением тех предписаний, которые вынес Европейский суд. Если Европейский суд в своих мотивациях записал, что одним из способов восстановления нарушенного права является пересмотр дела, значит, страна обязана это сделать…» — объяснил ТАСС бывший судья Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) с 1998-го по 2012 год, член Венецианской комиссии Совета Европы Анатолий Ковлер. Но, «пересматривая дело, государство не обязано пересмотреть его в пользу заявителя», отметил он.

Ковлер указал, что «вынесение оправдательного решения или приговора в пользу заявителя никогда судом не предполагалось, это полностью дискреция (решение должностным лицом или государственным органом относящегося к его ведению вопроса по собственному усмотрению) государства или его судов».

«Если Комитет министров что-то там добавил от себя, значит, это является превышением его компетенции, суд на это всегда реагировал очень болезненно», — заметил в интервью ТАСС бывший судья ЕСПЧ.

Накануне, 21 сентября, Комитет министров Совета Европы признал, что власти РФ продолжают нарушать права оппозиционного политика Алексея Навального, в частности, потому, что дело было направлено на повторное рассмотрение в тот же самый суд, который вынес отмененный впоследствии приговор.

В КМСЕ заявили, что фигуранты «дела «Кировлеса» «продолжают страдать от последствий своих произвольных и несправедливых приговоров». В связи с этим члены Комитета призвали власти России «срочно воспользоваться другими путями, чтобы устранить эти последствия, в особенности запрет господину Навальному на участие в выборах».

КМСЕ также запросил у России дополнительную информацию по делу «Навальный и Офицеров против РФ», постановив вернуться к обсуждению вопроса в декабре.

Минюст РФ, комментируя это решение Комитета министров, заявил, что оно демонстрирует предвзятость и политизированность. В ведомстве подчеркнули, что предоставили исчерпывающие сведения о мерах, принятых по исполнению решения ЕСПЧ, и отметили, что рассматривают решение КМСЕ «как попытку недобросовестного использования конвенционного механизма и рабочих органов Совета Европы для оказания политического давления на российские власти в предстоящий электоральный период».

Однако каким бы ни было решение Комитета министров Совета Европы (КМСЕ) по делу Навального, оно все равно не будет носить обязательного для России характера и иметь юридической силы.

Как заявил РИА «Новости» вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов, «это решение может иметь только рекомендательный характер, а то или иное суверенное государство вправе его воспринимать или не воспринимать».

Он уточнил, что даже решения Европейского суда по правам человека, если они противоречат Конституции РФ, не подлежат исполнению на территории России.

«Вообще никто бы не обратил на этот вопрос внимания, но вокруг этого дела в очередной раз придумали политическую оболочку, политическую шумиху, которая, конечно же, связана исключительно с персоной господина Навального и ни с чем другим. Это такое искусственное подогревание интереса, не более того», — сказал Умаханов.

Решения КМСЕ носят лишь декларативный характер и не являются обязательными

Согласно международным нормам и регламенту Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не подменяет собой национальных судов, а лишь устанавливает наличие нарушения Конвенции о правах человека — не касаясь обоснованности предъявленных обвинений. Это прямо указано и в решении по Навальному. Суд лишь установил нарушение прав Навального в рамках Конвенции о правах человека.

В соответствии со ст. 46 Конвенции о защите прав человека после вынесения окончательного решения ЕСПЧ оно направляется Комитету министров Совета Европы, который контролирует его исполнение. Если выяснится, что исполнению решения препятствует его «различное толкование», то КМСЕ передает вопрос об этом на дополнительное рассмотрение ЕСПЧ.

Решения Комитета министров, следящего за выполнением решений ЕСПЧ, также носят лишь декларативный характер и не являются обязательными. Все они имеют статус рекомендаций.

Как правило, Комитет ограничивается вынесением резолюций или направлением специальных писем от имени КМСЕ, его председателя или Генерального секретаря Совета Европы в адрес высокопоставленных должностных лиц государства-ответчика. Если и после этого решение не исполняется, то КМСЕ и ЕСПЧ могут совместно применить дополнительные штрафы к стране-нарушителю.

Никаких иных мер принуждения со стороны КМСЕ по отношению к России за «неисполнение» решения Европейского суда по правам человека не существует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: