В Приамурье вынесен оправдательный приговор мужчине, которого обвиняли в убийстве 10-летней племянницы

В четверг Амурский областной суд огласил оправдательный приговор Александру Эндерсу, который обвинялся в убийстве малолетней родственницы. Девочка пропала в сентябре 2014 года, а спустя полгода ее полуистлевшие останки нашли школьники, пошедшие на рыбалку.

Последнее заседание, как и почти все предыдущие, проходило в закрытом режиме. Но на оглашение приговора в зал пустили журналистов, сообщает ASN24.

Эндерса российская Фемида оправдала «в связи с неустановлением события преступления». За подсудимым также признано право на реабилитацию.

Решение суда основано на вердикте присяжных заседателей, который вынесли 23 марта 2017 года. После этого обвиняемый был освобожден из-под стражи прямо в зале суда. Через несколько часов Эндерс забрал вещи из СИЗО и поехал с родственниками домой.

По решению суда вещественные доказательства, вещи убитой Веры Захаровой (одежда, канцелярские принадлежности, деньги, учебники), а также ее останки будут переданы матери потерпевшей Александре Захаровой. Часть вещей девочки, которые были найдены в нескольких километрах от города Белогорска, надлежит уничтожить, постановил суд.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ в течение 10 суток со дня провозглашения.

Девочка пропала по пути из школы

10-летняя жительница Белогорска Вера Захарова пропала на второй неделе учебного года, 8 сентября 2014-го. Девочка ушла из школы, но домой не вернулась.

В поисках школьницы участвовали сотрудники полиции, несколько сотен волонтеров из разных районов области, а также работники местной администрации, охранники, пожарные и военнослужащие. Веру искали полгода.

За это время было допрошено три тысячи человек, в том числе и те свидетели, которые видели ребенка в день исчезновения. Следователи изучили записи с видеокамер и регистраторов автомобилей, а водолазы МЧС исследовали дно реки Томь и нескольких водоемов. Также было проведено «более 270 осмотров различных объектов жилищно-коммунального хозяйства, около 200 нежилых помещений, более 500 квартир, жилых домов и надворных построек», гаражных массивов, дачных участков в окрестностях Белогорска.

Один из свидетелей якобы видел, как 9 сентября с Верой Захаровой разговаривал какой-то незнакомец. За информацию о девочке глава города Белогорска Станислав Мелюков обещал вознаграждение. А в социальной сети «ВКонтакте» была создана группа, посвященная поискам Веры.

Для расследования убийства девочки сформировали следственную группу, в состав которой вошли сотрудники отдела криминалистики областного управления СК РФ в количестве 15 человек. В конце октября 2014-го к ним присоединились криминалисты центрального аппарата СК РФ. Однако, отработав несколько версий исчезновения девочки и не найдя зацепок, они уехали.

Лишь 11 апреля 2015 года у водоема, расположенного в трех километрах юго-восточнее Белогорска, школьник и гимназист случайно нашли детские вещи, отправившись на рыбалку вместе с родителями.

По словам подростка Макара Кацая, возле водоема они заметили ученический портфель. Один из рыбаков вытряс из него содержимое и увидел на учебнике штамп школы N11, где училась Вера. Поняв, что это портфель пропавшей полгода назад школьницы, рыбаки вызвали полицию.

Следственно-оперативная группа провела тщательный осмотр места происшествия в радиусе километра и в 300 метрах от найденных вещей обнаружила на пригорке фрагменты тела девочки — кости и волосы. Экспертиза показала, что они принадлежат Вере Захаровой.

А в мае 2015 года СК РФ сообщил о задержании 27-летнего подозреваемого в изнасиловании и убийстве. Им оказался неродной дядя Веры.

«На вещах девочки, обнаруженных неподалеку от города Белогорска, следователями были найдены клетки эпителия и семенной жидкости, анализ которых показал, что содержащийся в них генотип принадлежит задержанному мужчине», — говорилось в пресс-релизе СК РФ.

Ранее подозреваемый уже попадал в число тех, кого проверяли на причастность к совершению преступления. Тогда у него и были изъяты образцы для дальнейшего анализа.

«В распоряжении следствия имеются и другие доказательства, указывающие на причастность подследственного к инкриминируемому ему преступлению», — подчеркивали в следственном ведомстве. Ранее задержанный не прошел проверку на полиграфе, добавили в администрации Белогорска.

Следователям не поверили

Родственники жертвы и задержанного с самого начала не верили в его виновность и критиковали следователей. В соцсетях появилось сообщение, написанное от лица бабушки Веры Захаровой (Орфография и пунктуация сохранены): «Забрали одного из наших. Причем, провернули это таким некрасивым образом. Об этом тоже можно несколько страниц написать. Этот человек был, так скажем, нашим голосом: он писал письма в областную и республиканскую прокуратуру, ездил на встречу с областным милицейским начальством. Короче, достал он их. (…) Вчера парня забрали ночью, а завтра уже суд о мере пресечения. А главной потерпевшей об этом не удосужились объявить. По делу уже есть один самоубийца».

Под этим открытым письмом подписались бабушка Елена Аркадьевна Захарова и «вся ее большая семья: три дочери, два сына, три зятя и одна невестка». Родственники говорили, что арестованный жил с ними в одном доме. У семей было даже единое хозяйство: «общий быт, общая стирка».

Захаровы даже не верили в то, что Вера была убита. Улики они считали сфабрикованными. «11 апреля нашли Верины вещи и чьи-то кости. Адвокат краем уха слышала в околоследственных кругах, что половина костей там вообще от животных», — утверждалось в послании Захаровых.

«Мы честно ждали результаты экспертизы, хотя выглядело все очень странно. Мать так и не вызвали на опознание останков. В нашем климате, где холода приходят уже в начале октября, а снег начинает таять в апреле, обнаружили совершенно голые кости, череп без зубов, а рядышком услужливо положили портфель с аккуратно сложенными Вериными вещами. Мол, нужен труп — нате. Пришли результаты экспертизы. Но Вериной матери об этом не сообщают. А СМИ уже обо всем знают», — говорилось в письме.

С журналистами Захаровы отказывались общаться, но собирали людей на митинг с требованием беспристрастного расследования.