В Бердске похоронили местного жителя, погибшего в Сирии

В Бердске накануне днем похоронили 36-летнего местного жителя Евгения Третьякова, погибшего в сирийской провинции Хомс. Как выяснило издание «Курьер.Среда.Бердск», россиянин не проходил в российской армии службу по контракту и, вероятно, находился в Сирии как гражданский работник или наемник. После публикации в адрес редакции стали поступать угрозы.

По данным достоверных источников «Курьер.Среда.Бердск», груз-200 прибыл из Сирии в Бердск в ночь на 30 мая. В цинковом гробу в город привезли останки Третьякова.

Днем во вторник 36-летнего россиянина похоронили на бердском кладбище. По настоянию родственников, гроб с останками обожженного тела не вскрывали.

Источники издания сообщили, что Третьяков якобы проходил службу в Сирии. При этом в областном военкомате изданию сообщили, что погибшего не было контракта о прохождении военной службы в российской армии. Не исключено, что он мог находиться в Сирии как гражданский работник или как наемник в частной армии, отмечает Курьер.Среда.Бердск.

Третьяков погиб 15 мая этого года, выяснили журналисты. Также известно, что смерть настигла его в сирийской провинции Хомс. Дома у бердчанина остались жена и маленький ребенок.

Прапорщик Третьяков служил на Алтае, был в командировках по контракту с вооруженными силами РФ, установили журналисты редакции»Курьер.Среда.Бердск». В последнее время до самой смерти он официально числился в запасе.

Как отмечает издание, после публикации о Третьякове в адрес редакции и главного редактора «Курьер. Среда. Бердск» Галины Коморниковой начали поступать угрозы. «Люди от имени силовых структур обещали «придти и разобраться», как по поводу публикации, так и по комментариям к ней. Намекали, что сирийской темы журналисты не имеют права касаться», — поясняется в статье.

Коморникова рассказала интернет-изданию «Тайга.инфо», что в редакцию позвонил мужчина, представившийся сотрудником ФСБ. «Назвали даже фамилию, сказали, что придут сегодня [31 мая] с нами разбираться», — отметила главред.

Коморникова предположила, что мог звонить либо бывший военнослужащий, либо человек в неадекватном состоянии. По ее мнению, сотрудники ФСБ «такими методами точно не работают». Более того, у них есть ее мобильный телефон, «судя по каким-то предыдущим темам». К тому же редакция общалась с представителями военкомата, у которых не было никаких претензий.