В Абхазии адвокаты добиваются отмены приговора, по которому мужчину осудили за изнасилование и убийство его дочери

В Абхазии защита Амбарцума Кешещяна, которого приговорили к 20 годам колонии строгого режима за организацию похищения, изнасилования и убийства собственной малолетней дочери, намерена добиваться отмены судебного решения. Адвокаты говорят о судебной ошибке.

«Досудебное следствие Генеральной прокуратурой проводилось с обвинительным уклоном. Это видно из действий и бездействия следствия», — сказал адвокат осужденного Игорь Скнарин, выступив на пресс-конференции в Ассоциации работников СМИ 18 октября. Его слова приводит «Спутник Абхазия».

По словам Скнарина, обвинение построено на свидетельстве второго осужденного фигуранта дела Михаила Буряка, который три раз менял свои показания.

Как следует из материалов уголовного дела, тело девятилетней Вержине Сурменелян было найдено 2 декабря 2013 года. Девочка скончалась от резаных ран в области шеи. Кроме того, перед смертью она подверглась сексуальному насилию. Убийца спрятал труп в заброшенном доме в селе Гумиста Сухумского района.

По подозрению в совершении этого преступления были задержаны отец потерпевшей Амбарцум Кешещян и уголовник Михаил Буряк, которому принадлежат найденные на месте преступления следы спермы. Под тяжестью улик Буряк сознался в содеянном, а впоследствии дал показания и против подельника. По утверждению Буряка, именно Кешещян организовал похищение дочери, а затем якобы заставил Михаила изнасиловать ее у него на глазах. После этого Амбарцум, согласно показаниям Михаила, зарезал свою дочь.

По версии следователей, мотивом детоубийства было желание скрыть тот факт, что Кешещян неоднократно вступал в половую связь с дочерью. Абхазская Фемида посчитала эту версию доказанной. 3 июля 2017 года Верховный суд Абхазии приговорил Амбарцума Кешещяна к 20 годам колонии строгого режима. А Буряку назначили наказание в виде 19 лет лишения свободы.

Кассацию на приговор подал только Кешещян, но она была отклонена 10 октября 2017 года. Осужденный просил прекратить уголовное преследование, поскольку обвинение построено на показаниях одного лица, личность которого не вызывает доверия.

Отметим, что рецидивист Михаил Буряк был судим в 2010 году за изнасилование женщины в инвалидном кресле, а в 2015 году он также был осужден за изнасилование женщины преклонного возраста на Лечкопском кладбище. В подростковом возрасте Буряк был судим за кражу.

Доказательства «притянуты за уши»

Адвокаты осужденного утверждают, что в суд не были вызваны важные свидетели, которые могли бы оспорить показания Буряка. «Показания важного свидетеля разбили бы в пух и прах обвинения в отношении моего подзащитного», — говорит Скнарин. В частности, свидетель опроверг бы утверждение, будто Михаил познакомился с Кешещяном в тюрьме, куда Буряк попал в подростковом возрасте.

Со слов Михаила, Амбарцум неоднократно приходил в камеру СИЗО поселка Дранда, где содержались подростки, и играл с ними в карты. Кешещян также якобы насиловал Буряка. Однако следователи не опросили бывших сокамерников Михаила, чтобы проверить его показания. А один из них по фамилии Трубкин, как выяснили адвокаты, опровергает версию Буряка. Со слов Трубкина, находившегося в СИЗО Дранды в 2005-2007 годах, к ним в камеру никогда не заходил человек, похожий на Амбарцума Кешещяна.

Детализация телефонных звонков, сделанных в день преступления, свидетельствует, что подозреваемые не поддерживали связь друг с другом, как утверждает Михаил. Есть и свидетели, которые могут подтвердить алиби Кешещяна. Об этом писало ранее информагентство «Эхо Кавказа».

«Упущения следствия привели к неадекватному приговору», — уверен Игорь Скнарин.

Адвокат Инга Габлая, которой суд объявил отвод по ходатайству стороны обвинения, заявила, что с самого начала чувствовалось предвзятое отношение к родителям убитой девочки.

«Я испытала недоумение и легкий шок, когда в ходе разбирательства потерпевшая сторона превратились из потерпевших в обвиняемых. Считаю приговор суда незаконным и необоснованным, — говорит Габлая. — Материалы дела не подтверждают вину Кешещяна. Я уже не адвокат осужденного, но читаю комментарии в социальных сетях, болею душой, они коробят и вызывают недоумение».

Габлая рассказала еще про одного, по ее словам, важного свидетеля, которого не вызвали в суд. Погибшая девочка была танцовщицей и занималась брейк-дансом. А на месте убийства Вержине Сурменелян были обнаружены отпечатки 17-летнего юноши, который также ходил на танцы. Однако повторная экспертиза, проведенная за пределами Абхазии, выявила ошибку.

«Это впервые в моей практике, чтобы эксперт ошибся в таком вопросе, так как дактилоскопия достаточно точная процедура», — заметила Инга Габлая.

Адвокат Карина Геворкян добавила, что жена Амбарцума Кешещяна Жанна Сурменелян считает его невиновным. По словам супруги осужденного, «более заботливого отца найти сложно». Женщина много работала, а за ее тремя детьми присматривал Амбарцум, с которым она жила в гражданском браке.

«Наша цель — не скостить срок, а оправдать Амбарцума Кешещяна, — говорит адвокат. — Даже если ему дадут год, обвинение в таком страшном преступлении — изнасиловании и убийстве родной дочери — останется. Хотелось бы, чтобы были более очевидные доказательства, а не притянутые за уши. Вы понимаете, если бы он был виновен в том, в чем его обвиняет, до приговора дело бы не дошло, родственники сами расправились бы с ним».

Добавим, что Амбарцум (Робик) Кешещян является биологическим отцом убитой девочки. Это подтверждено генетической экспертизой. Однако дети Жанны Сурменелян Виржине, Лусине и Артур официально не имели отца. По словам Жанны, дети рождались в России, в Сочи. Там она и регистрировала их, ставя прочерки в графе «отец», чтобы получать пособие как многодетная мать и мать-одиночка.