Суд отказал прокуратуре в аресте экс-руководителей «Роснано», обвиняемых в растрате 220 млн рублей

Черемушкинский суд Москвы 22 мая постановил поместить под домашний арест на три месяца экс-руководителя «Роснано» Леонида Меламеда и бывшего финансового директора госкорпорации Святослава Понурова, которых обвиняют в растрате более 220 миллионов рублей. При этом суд отклонил ходатайства о прекращении этого резонансного дела и возвращении его в прокуратуру. Рассматривать дело по существу суд начнет 30 мая.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства прокуратуры, которая просила отправить обоих фигурантов под арест на полгода на время рассмотрения дела в суде. Прокуроры на заседании представили суду рапорт некого оперативного сотрудника ФСБ, согласно которому, оставаясь на свободе, Меламед и Понуров могут скрыться от суда, передает «Интерфакс».

Сами обвиняемый и их защита просили суд о домашнем аресте Меламеду и Понурову. В итоге судья Мария Барабанова сочла «достаточной» такую меру пресечения сроком до 22 августа.

При этом суд позволил Меламеду ежедневные трехчасовые прогулки на территории, прилегающей к месту его проживания. Все остальные ограничения, предусмотренные в таком случае, фигурантам дела оставили: им запрещено пользоваться средствами связи, общаться с кем-либо, кроме близких родственников и участников судопроизводства, а также с представителями прессы.

Закрыть дело по ходатайству защиты суд, которая просила прекратить уголовное преследование Меламеда и Понурова за отсутствием как самого события, так и состава преступления в действиях фигурантов, суд не нашел оснований.

По мнению суда, данное ходатайство является преждевременным и, несмотря на отсутствие заявления о преступлении со стороны потерпевшего, не является в данном случае обязательным, так как госкорпорация «Роснано» является государственной компанией. Вопрос о наличии или отсутствии ущерба по делу будет установлено в ходе судебного следствия, говорится в судебном постановлении.

Суд также «не нашел оснований» для возвращения дела в прокуратуру, отклонив и ходатайство потерпевшей стороны, которая сочла, что допущенные в ходе предварительного расследования процессуальные нарушения могут стать основанием для последующей отмены приговора Меламеду и Понурову, и ходатайство защиты как заявленное преждевременно.

Поздно вечером 10 мая Меламед был отпущен из-под домашнего ареста, а Понуров — покинул СИЗО в связи с истечением предельного срока содержания. На следующий день стало известно, что Генпрокуратура РФ вернула дело о растрате в отношении бывшего руководства корпорации обратно в Следственный комитет РФ. Однако спустя несколько часов генпрокурор Юрий Чайка отменил решение своего заместителя и направил уголовное дело в суд.

Дело Меламеда

Уголовное дело о растрате в отношении Меламеда, Понурова и еще одного экс-руководителя «Роснанотеха» — Андрея Малышева — было возбуждено 1 июля 2015 года. По версии следствия, в 2007-м и 2009 годах Меламед, будучи совладельцем инвестиционно-финансовой корпорации «Алемар» (ЗАО «ИФК «Алемар»), организовал заключение с корпорацией «Роснано» договора об оказании консультационных услуг, под видом которых Малышев и Понуров во исполнение решения Меламеда за полгода незаконно перечислили более 220 млн рублей, выделенных госкорпорации в качестве имущественного взноса.

При этом Меламеду было достоверно известно, что задачи, для выполнения которых он привлек «Алемар», являлись функциями самой «Роснано», утверждает Следственный комитет. По данным ведомства, Меламед намеренно принял на работу в «Роснано» бывших сотрудников «Алемара» Малышева и Понурова. Как считает следствие, увольняясь из «Роснано», Меламед обеспечил себе таким образом «золотой парашют».

3 июля 2015 года Меламед решением Басманного суда Москвы был помещен под домашний арест, а через несколько дней тот же суд заключил под стражу Понурова. Малышев, который длительное время находится за границей, по словам его защиты — на лечении, в феврале 2016 года был заочно арестован и объявлен в международный розыск.

Меламед своей вины не признает. В «Роснано» заявляют об отсутствии ущерба и законности действий подозреваемых.