Путин согласился реформировать психоневрологические интернаты, но без шоковой терапии, «как в 90-е»

Президент РФ Владимир Путин высказался за постепенную реформу системы психоневрологических интернатов в России, созданную в СССР, но предостерег от реформ в духе 1990-х годов. Об этом он заявил в Петрозаводске в среду, 26 июля, на встрече с представителями социально ориентированных некоммерческих организаций, благотворительных фондов и волонтерами, передает «Интерфакс».

В России действует свыше 500 ПНИ, создававшихся в советское время. «Я согласен с тем, что нужно многое там менять, это совершенно очевидно», — сказал Путин, но добавил: «Но готовы ли в регионах другие способы решения проблемы».

На замечание президента петербургской благотворительной организации
«Перспектива», что исправить ситуацию можно только решительными
действиями, президент вспомнил 1990-х годов.

«В 90-е годы это называлось шоковой терапией, тогда говорили, что нужно все рубануть, а другие возмущались и предрекали обнищание и развал всей социальной сферы. Инициаторы этой шоковой терапии говорили, что, ничего, по-другому невозможно. Это сопровождается тяжелыми последствиями, нам нужно попробовать их избежать», — заявил президент РФ.

При этом Путин согласился, что «оставлять эту систему как она есть и ничего не делать» и «что нужно не только дробить такие интернаты,
но и менять систему изнутри».

Путин признал проблему с отсутствием закона о распределенной опеке, о котором ему рассказали благотворители. В отсутствие этого закона пожилые родители, которые передают своего ребенка-инвалида на попечение в соответствующий интернат, лишаются права опеки над ним, которая переходит к директору учреждения. «Я согласен, это замкнутый круг», — отметил президент.

По словам Путина, «недопустим конфликт интересов в руководстве этих учреждений, директора которых по совместительству являются и опекунами подопечных этих интернатов». Президент пообещал также оградить от давления журналистов, которые пишут о проблемах таких интернатов.

В Сети появилось видео из ПНИ в Брянской области, где пациенты сидят на цепях

Президент высказался о ПНИ после резонансного скандала, который произошел в июле в Брянской области.

Психиатр, известный брянский активист Александр Куприянов разместил на своем канале «ДокторПравда» в YouTube видео о том, как пациентов Трубчевского психоневрологического интерната (ПНИ) приковывают металлическими цепями к кроватям, батареям и другим конструкциям, управление Следственного комитета по Брянской области начало проверку.

Куприянов назвал этот выпуск видеоблога официальным обращением в правоохранительные органы.

«Организована проверка достоверности появившихся в СМИ сведений о жестоком обращении с пациентами Трубчевского психоневрологического интерната. В настоящее время в учреждение прибыли следователи и прокурорские работники», — сообщалось 23 июля на сайте СК.

В Трубчевском интернате изданию Meduza подтвердили, что съемки проходили на территории этого медицинского учреждения, но представители ПНИ категорически отрицают, что пациентов здесь насильно и с особой жестокостью лишают свободы передвижения.

«У нас такого никогда не было. Там монтаж — и есть такие лица, которые у нас не проживали и не живут. Да, территория наша, но это компромат какой-то — я уверен в этом», — заявил заместитель директора Трубчевского интерната Михаил Путренков.

В этом интернате временно и постоянно живут пожилые люди и инвалиды с хроническими психическими заболеваниями, неспособные обслуживать себя.

Из записи следует, что пациентов интерната приковывают цепями за руки и за ноги к кроватям, батареям и другим конструкциям. Некоторые пациенты содержатся в таком виде не в палатах, а, например, на крыльце или веранде интерната.

Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» допускает фиксацию пациентов, но для этого должны использоваться исключительно специальные накладки, позволяющие ограничить движения.

В российских психоневрологических интернатах живут около 150 тыс. человек

Регулярно о проблемах ПНИ, в числе которых — изнасилования, самоубийства, принудительные аборты, пишет журналистка «Коммерсанта» Ольга Алленова. Один из ее материалов называется «ПНИ — это смесь больницы и тюрьмы».

О проблемах интернатов написало накануне Вера Шенгелия, участница волонтерской группы при ПНИ N 22 Москвы в издании Meduza. Она рассказала, как чиновники и бизнесмены используют жителей интернатов, чтобы получать квартиры и миллиарды рублей из бюджета.

В центре скандала оказался депутат Мосгордумы Алексей Мишин после опубликованной в СМИ информации о том, что в период его руководства психоневрологическим интернатом N30 московские квартиры двух недееспособных пациентов были переданы по договору ренты людям, связанным с парламентарием взамен на ежемесячную выплату в размере 15 тысяч рублей.

Депутат заявил, что появление подобной информации в открытом доступе является нарушением законов об опеке и о защите персональных данных, и собирается жаловаться в прокуратуру.

Федеральное правительство объявило о реформе ПНИ год назад. В феврале на съезде «Единой России» министр труда Максим Топилин сказал: «Нужно задуматься о реформе психоневрологических интернатов… Подумать над тем, как должен выглядеть нормально современный психоневрологический интернат для всех категорий: для молодых, для пожилых и так далее — такого нет представления» (цитата по РИА «Новости»).

Минтруд договорился с общественными организациями о том, что в 2016 году в нескольких интернатах будет реализована модель правильной организации работы интерната. Московские власти выбрали интернаты для пилотного проекта.

С тех пор прошел год, Топилин ограничился одним заявлением, а кто ведет реформу и представляет ее публично, непонятно до сих пор, отмечает Meduza. Реформаторы не посчитали нужным привлечь к рабочей группе самих жителей интернатов.

По данным Министерства труда за 2016 год, в российских психоневрологических интернатах (ПНИ) живут около 150 тысяч человек. По оценке НКО, до 30% жителей ПНИ — бывшие выпускники детских домов-интернатов для умственно отсталых детей.

Родители отказываются от них еще в роддоме, и по сложившейся российской практике такие дети попадают сначала в специализированные дома ребенка, а потом и в детские дома-интернаты для умственно отсталых детей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: