Правозащитник Динар Идрисов, задержанный после антикоррупционного митинга в Петербурге, объявил сухую голодовку

Петербургский правозащитник Динар Идрисов, который ранее на этой неделе был арестован на 14 суток, уже второй день держит сухую голодовку, рассказала на своей странице в Facebook активистка Ирина Яценко. Идрисова ранее признали виновным в мелком хулиганстве после инцидента в Дзержинском районном суде, где он пытался заступиться за нескольких задержанных в ходе антикоррупционного митинга 12 июня.

«Он второй день терпит сухую голодовку. Вода в организм попадает только с лекарством от давления. Его требование: отправить в отставку руководство УМВД Санкт-Петербурга — Умнова, Власова, Подколзина и Федоренко — за нарушение закона по время акции на Марсовом поле», — пишет Яценко.

По ее словам, Идрисов просил передать, что вместе с ним находятся еще 15 административно задержанных: их было 17, двоих отпустили. «У всех в нарушение закона в постановлениях об аресте не указано место отбывания наказания. Сказал, что в Ленобласти есть другие административно задержанные, искать их в Кингисеппе», — цитирует активистка своего соратника. Она также добавила, что пыталась отговорить Идрисова от голодовки, но тот ответил: «Что мне тут еще 14 дней делать?»

Идрисов был задержан 13 июня. Утром того дня он прибыл в суд для защиты девушки, которая пробыла в задержании всю ночь. На ознакомление с материалами дела судья дал 10 минут, а затем вынес активистке приговор — 10 суток административного ареста и штраф 10 тысяч рублей. После заседания Идрисов направился к выходу, но заметил группу из нескольких задержанных за участие в антикоррупционном митинге.

Со слов Яценко, правозащитник попытался подойти к ним и поговорить, но ему стал препятствовать в этом человек в штатском, как потом оказалось, начальник местного отделения полиции. Затем в процесс вмешался председатель Дзержинского суда, который начал выгонять Идрисова и препятствовать осуществлению защиты. В итоге на него составили протокол о неподчинении распоряжению судьи или пристава. Однако на этом инцидент себя не исчерпал.

Как пишет портал «ОВД-Инфо», когда Идрисова отпустили после составления протокола, в него из здания суда кто-то бросил бутылку. Он бросил ее обратно в сторону здания, после чего оттуда выбежали полицейские, призвали на помощь ОМОН и затолкали правозащитника обратно. В итоге на него составили протокол о мелком хулиганстве (20.1 КоАП), а 15 июня суд признал его виновным. Заседание проходило в закрытом режиме.

Депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский, представляющий партию «Яблоко», отметил, что проблемы с допуском адвокатов и общественных защитников на рассмотрение жалоб происходят после протестов 12 июня повсеместно. Так, по его словам, в расписании дел были указаны арестованные, у которых был один защитник, а рассмотрение назначалось на одно время в разных залах: адвокаты даже теоретически не могли успеть к ним.

Кроме того, время рассмотрения дел начиналось с 11-12 часов дня, а расписание адвокатам предоставили только в 13:00. «Когда адвокаты кинулись по этим залам, им с ухмылочкой сообщили: а все уже рассмотрено. В скоростном режиме», — пишет Вишневский у себя в Facebook. По его словам, правозащитники, не попавшие к своим клиентам, намерены жаловаться уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге Александру Шишлову.

«Полное впечатление отданной сверху команды — «не давать пощады!» И полное впечатление того, что в Петербурге в эти дни перестал действовать закон. Вообще. Раньше власть жила по принципу «друзьям — все, остальным — закон». Теперь у нее принцип «друзьям все, остальным — ничего, даже закона», — констатировал депутат.

Отметим, что Идрисов в начале весны участвовал в пикете против передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви (РПЦ). Депутат Госдумы Михаил Романов, единоросс 1984 года рождения, сравнил действия правозащитника с действиями группы Pussy Riot и призвал возбудить на него и его сторонников дело об оскорблении чувств верующих. В Следственном комитете РФ, впрочем, состава преступления в произошедшем не усмотрели.