Ответ России на запрос ЕСПЧ: коллективное чтение Библии в кафе приравнивается к митингу и должно согласовываться

Коллективное чтение Библии в кафе приравнивается в России к митингу и должно согласовываться с властями — это следует из ответа из ответов уполномоченного России при Европейском суде по правам человека Михаила Гальперина на вопросы ЕСПЧ, пишет газета «Ведомости» со ссылкой на документы.

Речь идет об Алексее Колясникове, которого в 2014 году оштрафовали на 30 тысяч рублей за то, что во время встречи с другими евангельскими христианами читал Библию в одном из кафе Сочи. Пастор обжаловал в Страсбурге решения судов, которые сочли, что чтение Библии в специально арендованном для этого кафе является правонарушением по статье об организации публичного мероприятия без подачи уведомления о его проведении.

В жалобе Колясникова в ЕСПЧ говорилось о нарушении права на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции), нарушении свободы мысли, совести и религии (статья 9), свободы выражения мнения (статья 10) и свободы собраний и объединений (статья 11).

В ЕСПЧ спросили Россию, не следует ли расценивать штраф как нарушение, так как еще в 2014 году по жалобе группы «Свидетелей Иеговы» в деле «Крупко и другие против России» срыв в 2006 году мероприятия по таким же причинам был признан нарушением права на свободу вероисповедания.

Гальперин в своем ответе настаивает, что в кафе проходило именно публичное мероприятие, использовалась аудиоаппаратура, поэтому организатор должен был уведомить органы власти.

Между тем адвокат международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков рассказал изданию, что Колясникову пришлось прекратить свою пастырскую деятельность в результате преследования. Нарушений безопасности во время чтения Библии не было, о чем говорили и представители власти на суде, подчеркивает Попков: «На входе сидел охранник, предупреждавший, что в кафе идет служба. Провокаторы прошли специально, но даже они говорили, что все было мирно».

Директор центра «Сова» Александр Верховский напоминает, что никто не согласовывает дни рождения или свадьбы в ресторанах, хотя там тоже может быть аудиоаппаратура. Правозащитник полагает, что в случае с религиозными собраниями власти трактуют закон расширительно, а согласование требуется для тех мероприятий, которые по своей форме отличаются от посиделок в кафе.

«Есть конспирологические версии, что протестанты и другие течения связаны с оранжевыми революциями, возможно, этим руководствовались власти в данном случае», — отметил Верховский.

В ЕСПЧ считают, что нет нужды разгонять несогласованное собрание, если оно не угрожает ничьей безопасности

28 сентября Колясников арендовал помещение в кафе Bel Canto в Хостинском районе Сочи, чтобы провести там религиозную встречи: ее участники читали вслух Библию и обсуждали отдельные моменты. В конце собрания в заведение явились люди в штатском, которые представились сотрудниками ФСБ, полиции и прокуратуры.

После задержания в отношении пастора составили административный протокол по части 2 статьи 20.2 КоАП («Организация публичного мероприятия без подачи уведомления о его проведении»). Мировой судья после его рассмотрения назначил максимальное наказание в виде штрафа в размере 30 тысяч рублей.

ЕСПЧ в своем обращении к России указывал, что разгон мирного собрания полицией не может рассматриваться как «необходимый в демократическом обществе», даже если они не проинформировали власти о проведении публичного мероприятия, но при этом не представляли угрозы общественному порядку.

Ограничения на миссионерскую деятельность были введены с принятием пакета «антитеррористических» законов депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова в 2016 году — позднее суда над Колясниковым. Согласно закону, религиозные лидеры могут проповедовать только в специально отведенных для этого местахЮ а сама организация должна быть официально зарегистрированной.

В январе 2017 года под суд попал программист Дмитрий Угай — ему пытались вменить нарушение закона о миссионерской деятельности из-за того, что он читал лекцию о философии йоги в петербургском лофте «Этажи» на фестивале «Ведалайф». «По такой логике любую лекцию по индийской философии в любом университете нужно признать миссионерством», — комментировал процесс Угай. В конце концов дело закрыли из-за отсутствия состава преступления.