Леонид Рошаль сообщил, что пострадавшие при теракте на Дубровке до сих пор обращаются за помощью

Пострадавшие при террористическом акте на Дубровке, который произошел 15 лет назад, до сих пор обращаются за помощью.

«Не хочу вспоминать это день. (Пострадавшие) в том инциденте ко мне обращаются, но очень редко», — сказал РИА «Новости» директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль.

Отвечая на вопрос, как бы он поступил сейчас, если бы ситуация повторилась, он отметил, что и сегодня сделал бы все то же самое».

Леонид Рошаль на третий день после теракта вместе с журналистом Анной Политковской вошел в здание на Дубровке. Около 15 часов 25 октября Рошаль принес заложникам три больших пакета с медикаментами. Благодаря ему из здания театрального центра были выведены восемь детей. За участие в спасении заложников Рошалю была вручена премия «Национальный герой», в январе 2003 года президент России Владимир Путин вручил ему орден Мужества, в том же году он был награжден международной премией «Голубь мира».

Трагедия в московском театральном центре на Дубровке произошла 23-26 октября 2002 года: группа боевиков захватила в заложники зрителей мюзикла «Норд-Ост» и служащих театра. Спустя почти трое суток произошел штурм здания, во время которого был применен неизвестный газ, в результате чего многие заложники погибли.

Медикам, спасавшим жизни заложников, никто не сказал ни о примененном газе, ни о необходимых антидотах. Им приходилось на глазок определять вид газа. Заложникам кололи налоксон, в суматохе некоторые из них получили две-три дозы, а кто-то ни одной. Препарат оказался очень страшным — лишний укол мог привести к остановке сердца.

Какой именно газ был применен перед штурмом, до сих пор неизвестно. В ФСБ сообщили, что при создании газа была использована «спецрецептура на основе производных фентанила». А президент Владимир Путин вообще объявил газ «безвредным».

«Когда после штурма в Театральный центр вошли спецслужбы и медики, то они увидели полный зал покойников. Люди сидели-лежали без сознания, все были синего цвета. Врачи пребывали в растерянности. Ведь их предупредили, что на Дубровке будут раненые с минновзрывными травмами, ампутациями, огнестрельными ранениями. Про газ им не сказали ни слова», — рассказывал отец погибшего на Дубровке Александра Карпова.

В результате этого около 50 человек скончались в автобусах от асфиксии, пока их везли в больницы. У всех погибших заложников врачи нашли серьезные проблемы с почками, печенью, сердцем, а об отравлении газом ни в одной экспертизе не сказано. В качестве причин смерти у всех жертв называются гиподинамия, обезвоживание, хронические заболевания. В региональной общественной организации «Норд-Ост» удивляются, как в театральном центре могли собраться одни инвалиды и тяжело больные люди.

Через многие годы после теракты бывшие заложники продолжают страдать болезнями, связанными с мозгом — у людей нарушилось кровообращение и функции дыхания. Двенадцать человек полностью оглохли, у многих сильно упало зрение, некоторые потеряли память. Практически у всех бывших заложников серьезное нарушение функций почек, печени, пищеварения. У кого-то болезни проявились сразу после штурма, у других проблемы со здоровьем начались позже. Люди получают инвалидность. В неофициальных беседах врачи объясняют болезни заложников последствиями воздействия газа.

Некоторые женщины рассказывали, что после штурма с них брали подписку о том, что в течение 5 лет они не должны рожать. Однако одна заложница на момент нападения террористов была уже беременна. В результате у нее родился ребенок-инвалид.