«Хватит делать из меня террориста»: Варвара Караулова написала письмо из СИЗО «Лефортово»

Бывшую студентку Московского государственного университета (МГУ) имени Ломоносова Варвару Караулову (Александру Иванову), которая получила 4,5 года лишения свободы за попытку примкнуть к террористической организации «Исламское государство»*, этапировали в колонию N1 в Вологде.

Как сообщила «Новой газете» адвокат девушки Карина Москаленко, ФСИН почти сразу сообщила родственникам Карауловой о том, куда ее переводят. Москаленко при этом отметила, что «Вологда — это все-таки не так драматично». «Конечно, не близкий край, но и не Читинская и даже не Томская область, где известная женская колония находится», — добавила она.

Одновременно с этим стало известно, что незадолго до этапирования Караулова прислала домой из СИЗО «Лефортово» письмо с текстом своего последнего слова, которое она не успела произнести во время апелляции в Верховном суде. С разрешения осужденной «Открытая Россия» опубликовала текст послания.

Караулова пишет о том, что последние два года были для нее «очень странными и непростыми. «Я устала. Сейчас из этого ощущения вытекает все мое общее состояние. Устала в первую очередь от глухоты и непробиваемости, которую чувствую вокруг себя. Хватит делать из меня террориста! Я уже и не знаю, как мне нужно об этом сказать, чтобы услышали, какие необходимо предоставить факты», — говорится в тексте послания.

По словам Карауловой, многие СМИ в погоне за сенсацией и скандалами намеренно искажали информацию об уголовном деле. В это же время девушка по-прежнему продолжает надеяться на справедливость российского правосудия. «Если меня не может защитить мое государство, то кто же?» — задается вопросом Караулова.

«Суду не было представлено каких-либо четких и правдивых доказательств моей вины. Да и откуда им взяться, когда никакого преступления я не совершала. А строить обвинение на чьих-то домыслах и предположениях неправильно. Я не собиралась вступать в какую-то организацию, тем более выполнять в ней какие-то функции — ни готовить, ни мыть полы, ни оказывать медицинскую помощь, ни, особенно, воевать», — подчеркивает она.

Караулова отдельно коснулась темы своих отношений с вербовщиком Айратом Саматовым. В ходе судебного процесса гособвинение настаивало на том, что намерения Карауловой никак не были связаны с ее романтическими чувствами к Саматову. «Иванова обсуждала с Саматовым организацию терактов в Казани, ее интересовала подрывная деятельность, ведение боевых действий в «Исламском государстве»*, — заявлял в ходе процесса прокурор Михаил Резниченко.

Сама Караулова в своем письме выразила удивление тем, откуда в деле появилась информация о ее якобы желании «выйти замуж и создать семью» с Саматовым. «С ним я общалась долгих три года (с 16 лет), то есть с 2012 года, хотя в протоколах дела все представлено с 2014 года, когда я уже не находила в себе сил с ним спорить и обсуждала преимущественно лишь ему интересные темы», — объясняет Караулова.

«Для меня ключевым было общение само по себе — эмоциональная подзарядка, которую он мне давал. Я его любила (если я вправе говорить, что понимаю, что такое любовь) и была сильно привязана», — пояснила она.

По ее словам, после того, как она прекратила общение с Саматовым, сотрудники ФСБ настояли на том, чтобы она возобновила переписку. Только потом Караулова осознала «всю пагубность этого общения». «Не из-за опасения, что я снова уеду, а чтобы больше заменять реальный мир виртуальным. Я действительно очень хотела жить, не терять ни минуты, предопределенной мне. И я отдала маме все средства связи, чтобы избавиться от искушения», — вспоминает Караулова.

«Не надо связывать это все со мной, делать меня символом терроризма, ИГИЛ*. Я просто устала. Невероятно тяжело смотреть в глаза родителям, которые знают всю правду, знают меня, но ничего не могут сделать. Хотя держусь я только ради них, потому что грусти в семье и так хватит», — резюмировала девушка.

Московский окружной военный суд 22 декабря прошлого года признал Варвару Караулову виновной в попытке присоединиться к ИГ*, назначив ей наказание в виде четырех лет и шести месяцев лишения свободы в колонии общего режима. Верховный суд РФ в марте 2017-го признал приговор законным.

Студентка второго курса МГУ, которой на тот момент было 19 лет, пропала в Москве 27 мая 2015 года после того, как уехала в университет, но не явилась на занятия. В июне ее задержали на турецко-сирийской границе вместе с группой россиян, которые, предположительно, планировали присоединиться к ИГ*. Караулову обратно в Москву привез отец.

Варвара Караулова, в ходе следствия сменившая имя и фамилию и ставшая Александрой Ивановой, чтобы избежать внимания прессы, была арестована в октябре 2015 года. 10 ноября того же года ей предъявили официальное обвинение.

Сначала на допросе Караулова признала свою вину, но в феврале 2016 года ее адвокат сообщил, что обвиняемая отказывается от признательных показаний. В последнем слове на суде она признала, что, совершив побег в Сирию, допустила ошибку. В то же время девушка подчеркнула, что «никогда не хотела причинить зло или вред другим людям».

Причиной «ошибки» девушка назвала запоздалый «подростковый бунт». Кроме того, она объяснила свой поступок «жуткой депрессией» и «одиночеством», спасение от которых она искала не в кругу родных, «а у абсолютно чужого человека», который оказался вербовщиком ИГ*. По словам девушки, этот человек, в которого она влюбилась, все время ей «врал» и «откровенно унижал» ее. В пресс-службе МГУ 18 ноября 2016 года сообщили, что Караулова отчислена с философского факультета по собственному желанию.

*»Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.