Генпрокуратура с 2013 года взыскала с госчиновников два миллиарда «сомнительных» рублей

Генеральная прокуратура России отчиталась о борьбе с коррупцией среди чиновников. С 2013 года она взыскала два миллиарда рублей с госчиновников, которые не подтвердили законность своих расходов и приобретений, сообщил во вторник, 18 апреля, на совместном семинаре-совещании Генпрокуратуры и правительства Москвы «Профилактика коррупционных нарушений» начальник Управления Генпрокуратуры РФ по надзору за исполнением антикоррупционного законодательства Александр Русецкий.

Представитель надзорного ведомства пояснил, что с 2013 года прокуроры наделены полномочиями проводить специальные проверки на предмет подтверждения законности доходов, на которые было приобретено то или иное имущество.

Госчиновники обязаны по закону доказывать законность приобретения имущества, если сумма расходов превышает общий его семейный доход за три предыдущих года. Если чиновник не смог доказать законность своих доходов, то прокуроры вправе обращаться в суд с иском о конфискации приобретенного имущества в пользу государства.

С 2013 года, когда прокуроры получили такие полномочия, в суды подано более 40 исков в отношении имущества госслужащих, не подтвердивших законность приобретения имущества, на общую сумму 2,4 млрд рублей. «Половина из них — на 2 млрд — рублей удовлетворена», — цитирует Русецкого «Интерфакс».

Как отмечает РБК, более половины этой суммы составляет имущество, изъятое у бывшего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, обвиняемого по десяти эпизодам взяточничества. В мае 2016 года Южно-Сахалинский горсуд обратил в госсобственность его земельные участки, дома, транспортные средства и ювелирные изделия на 1,1 млрд руб.

По данным прокуратуры, Хорошавин не позднее 2009 года создал организованную группу из своих подчиненных и координировал ее деятельность. Они вели переговоры с потенциальными взяткодателями, брали у них деньги и передавали Хорошавину.

Прокуроры инициировали 500 специальных проверок расходов чиновников

Всего за три года прокуроры инициировали 500 процедур контроля за расходами чиновников, передает ТАСС. Надзорное ведомство инициировало поправки к закону о контроле, предложив распространить его и на бывших госслужащих. Это необходимо, полагает Русецкий, на тот случай, если сделки чиновника на подозрительно большие суммы становятся известны правоохранительным органам уже после его отставки.

Всего в 2016 году Генпрокуратура зафиксировала 325 тыс. нарушений антикоррупционного законодательства, внесла 67 тыс. представлений и подала более 10 тыс. судебных исков по коррупционным нарушениям. 80 тыс. чиновников за эти нарушения были привлечены к административной и дисциплинарной ответственности, отчитался Русецкий.

Надзорный орган насчитал за прошлый год 74 тыс. нарушений, связанных с декларациями о доходах и имуществе. Еще около трех тысяч нарушений в сфере коррупции связано с конфликтами интересов и незаконным участием чиновников и парламентариев в предпринимательстве, больше всего их совершается в сфере госзакупок, рассказал Русецкий.

Еще один распространенный случай конфликта интересов — предоставление государственной субсидии предприятиям, аффилированным с властью, отметил представитель Генпрокуратуры. По подозрению в этом злоупотреблении был 14 апреля арестован экс-глава Республики Марий Эл Леонид Маркелов.

Число чиновников, уволенных с формулировкой «в связи с утратой доверия», в 2016 году выросло относительно предыдущего года в три раза и составило 383 человека.

В 2014 году российское издание журнала Forbes опубликовало статью о том, как сын генерального прокурора Юрия Чайки Артем Чайка построил бизнес-империю с выручкой в 200 млн долларов. В другом материале журнала говорилось, что российская прокуратура выводит из игры конкурентов сына Юрия Чайки.

Сыновья генпрокурора оказались в центре внимания СМИ и блогеров после того, как Фонд борьбы с коррупцией в декабре 2015 года выпустил расследование об их бизнес-империи, зарубежной недвижимости и связях с бандой Цапков.

Сам генпрокурор заявил, что никогда не вмешивался в предпринимательскую деятельность своих сыновей Артема и Игоря. По его словам, они «всего добиваются собственным трудом», а он в детали их бизнеса «никогда не лез».