ЕСПЧ обязал выплатить €2,9 млн по делу о теракте в Беслане

Боевые действия спецназа во дворе захваченной школы в Беслане

Фото: Узаков Сергей / ТАСС

Европейский суд по правам человека присудил пострадавшим от теракта в Беслане в 2004 году компенсацию в общей сложности €2,9 млн. Россия четырежды нарушила право заложников школы № 1 на жизнь, решил Страсбург

Жалоба пострадавших

Европейский суд по правам человека присудил пострадавшим от теракта в Беслане в 2004 году компенсацию в общей сложности €2,9 млн. Решение опубликовано на сайте суда. Российские власти нарушили права на жизнь, на эффективное средство правовой защиты и на справедливую компенсацию (ст. 2, 13, 41 Европейской конвенции по правам человека). ​Страсбург признал, что Россия «провалила план» спасательной операции при теракте. Суд также обязал выплатить заявителям €88 тыс. на судебные расходы.

Семь жалоб были поданы в 2008–2011 годах от имени в общей сложности 4​09 человек, чьи семьи пострадали в ходе террористической атаки 1–3 сентября 2004 года. Тогда террористы захватили заложников в школе № 1 города Беслана в Северной Осетии. Захватчики удерживали более тысячи учеников школы, их родителей и сотрудников учебного заведения, требуя признания независимости Чечни и вывода из нее федеральных войск. Теракт завершился спецоперацией, в которой участвовали бойцы внутренних войск МВД, Минобороны и спецназ ФСБ. Бой шел десять часов, погибли более 300 человек, в том числе 186 детей. Из 32 террористов при штурме выжил один. Заявители считают, что многие заложники погибли именно в результате действий силовиков.

«Решение ЕСПЧ — это, как мне кажется, первый текст, который оценивает все имеющиеся доказательства и все версии событий. До этого все судебные документы и доклады российского парламента были основаны на версии силовиков, контролируемых правительством. Впервые приняты во внимание доказательства, представленные самими потерпевшими», — пояснил РБК юрист правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев, который защищал в Страсбурге интересы части заявителей.

Право на жизнь

Российские власти четырежды нарушили право заложников на жизнь, решил Страсбург. В частности, ​российские власти как минимум за несколько дней до теракта получили информацию о планируемой атаке, но не предприняли «адекватных действий» — не предупредили администрации школ и не усилили меры безопасности.​

В августе 2004 года МВД Северной Осетии направило в свои управления телеграмму, в которой говорилось, что у границ республики зафиксировано перемещение незаконных вооруженных формирований из Ингушетии и Чечни, говорится в решении. Ведомство располагало сведениями, что боевики намерены совершить в Северной Осетии теракт, аналогичный тому, что произошел в Буденновске, когда боевики Шамиля Басаева в 1995 году захватили роддом. «Согласно доступной информации, боевики намеревались захватить заложников в гражданском объекте и потребовать вывести федеральные войска из Чечни. Для этого им была переведена большая сумма денег в валюте из Турции», — цитируется в решении ЕСПЧ сообщение республиканского МВД.

За четыре дня до теракта ведомство распорядилось в преддверии Дня знаний усилить меры безопасности в общественных местах, в том числе и образовательных учреждениях. Подразделения МВД были переведены на усиленный режим несения службы. Все эти меры не помогли предотвратить проникновение в республику порядка 30 боевиков, которые пересекли границу с Северной Осетией на грузовике ГАЗ-66, похитив остановившего их для досмотра дорожного инспектора. Утром 1 сентября вооруженная группа из 32 боевиков проникла на территорию школы, где находились в тот момент порядка 1200 людей, 859 из них были школьниками. Рядом со школой находился Правобережный отдел милиции.

Фотогалерея
Захват школы в Беслане. История в фотографиях

1 сентября 2004 года террористами была захвачена средняя школа №1 в городе Беслан (Северная Осетия). Нападение на школу произошло утром, в ходе торжественной линейки в честь начала учебного года…

Показать 29 фотографий

«По некоторым данным, утром 1 сентября сотрудники правоохранительных органов были вызваны для обеспечения безопасности при перемещении по городу президента Северной Осетии Александра Дзасохова. В этих мероприятиях принимали участие в том числе сотрудники Правобережного РОВД, которые оставили школу незащищенной», — говорится в решении.

Поскольку Россия не в первый раз столкнулась с угрозой со стороны боевиков, власти должны были заранее принять меры предосторожности, чтобы обезопасить своих граждан. Однако в школе в момент атаки находился только один сотрудник милиции, который не был вооружен. Более того, у офицера не было мобильного телефона, поэтому ей пришлось воспользоваться стационарным телефоном, чтобы связаться с коллегами. Эти меры безопасности были недостаточны не только в условиях террористической атаки, но и неприемлемы даже в мирное время.

Россия не согласилась с этой позицией. МВД и другие федеральные ведомства сделали все необходимое, чтобы предупредить террористическую атаку, отмечал бывший представитель России при ЕСПЧ Георгий Матюшкин. В то же время, по его словам, действия МВД Ингушетии и властей Беслана были недостаточны; это позволило незаконному бандформированию проникнуть в Беслан через ингушско-осетинскую границу. Эти обстоятельства упоминаются в уголовном деле, которое расследовалось на национальном уровне. Жертвы теракта получили компенсации, указал Матюшкин.

Без эффективного расследования

Российские власти не смогли свести к минимуму риск спецоперации, что стало следствием плохой координации. «Суд не мог не прийти к выводу, что это в некоторой степени способствовало трагическому исходу событий», — указано в решении Страсбурга. ЕСПЧ также нашел нарушения в том, как расследовалось уголовное дело о теракте.

Так, родственники погибших не смогли получить доступ к материалам дела. А ​сотрудники правоохранительных органов не ответили на вопросы, которые перед ними поставили авторы независимого расследования. Они пришли к выводу, что первый взрыв в школе был результатом не детонации самодельного взрывного устройства, а произошел в результате «воздействия извне»; в течение нескольких часов спецоперации силовики применяли оружие «неизбирательного воздействия»; для значительной части жертв не были установлены причины смерти. Следователи не попытались оценить, какое оружие использовали проправительственные силы и какой урон от этого оружия мог быть нанесен заложникам.

Судьи ЕСПЧ Дмитрий Дедов (от России) и Ханлар Гаджиев (от Азербайджана) в своем особом мнении указали, что после многочасовой операции, во время которой стороны использовали сходное оружие и практически сошлись в рукопашной схватке, следователям было крайне сложно определить, чьи действия привели к смерти того или иного заложника.

Несколько высокопоставленных офицеров ФСБ были допрошены в ходе расследования уголовного дела. Это в том числе заместители директора ФСБ Владимир Проничев и Владимир Анисимов, присутствовавшие в Беслане во время теракта, а также начальник управления ФСБ по Северной Осетии Валерий Андреев и начальник ингушского ФСБ Сергей Коряков. В то же время материалы дела не содержат информации о допросе начальника Центра специального назначения ФСБ Александра Тихонова, который командовал штурмом школы, указывается в решении.

«Как и во многих делах в отношении России, когда шла речь о применении представителями государства силы со смертельным исходом, отсутствие эффективного расследования не позволило жертвам получить доступ к прочим формам сатисфакции, в том числе установлению обстоятельств произошедшего и виновных, а также получению компенсаций», — отметил Страсбург.

Россия в ходе рассмотрение жалоб возражала, что расследование было эффективным: следователи взяли показания у каждого, кто так или иначе был вовлечен в теракт; им удалось подробно восстановить картину событий 1-3 сентября; были сделаны выводы о причинах каждой отдельной жертвы теракта. Действия участников штурма в ходе расследования не были признаны чрезмерными, и необходимости открывать отдельное уголовное дело по результатам штурма следователи не увидели, говорится в материалах ЕСПЧ.

Реакция на решение

В Министерстве юстиции назвали беспочвенным утверждение ЕСПЧ, что Россия применяла тяжелое вооружение для освобождения заложников. Как говорится в сообщении ведомства, Минюст намерен обжаловать постановление Страсбурга. В свою очередь пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что формулировка, согласно которой Россия не предприняла достаточно мер для предотвращения теракта в Беслане, неприемлема.

Решение ЕСПЧ по делу о теракте в Беслане имеет для российской судебной системы «поучающее значение», отметил в разговоре с РБК заместитель председателя совета научно-информационного и просветительского центра «Мемориал» Никита Петров. «Решение о подобных значительных компенсациях — это знак российской системе, что пора повернуться лицом к человеку», — отметил он.