Эксперты «Валдая» предостерегли Россию от попыток повлиять на кризис ЕС

Эмманюэль Макрон

Фото: Benoit Tessier / Reuters

Системный кризис ЕС дает России шанс на переосмысление и реформирование отношений с Европой, считают эксперты дискуссионного клуба «Валдай». Развивать сотрудничество с отдельными странами полезно, но играть на противоречиях внутри блока и делать ставку на радикалов опасно

Регенерация бюрократии

С момента распада СССР в российско-европейских отношениях Москва играла роль «ведомого» партнера. Теперь, учитывая системный кризис Евросоюза, Россия должна взять на себя инициативу по реформированию отношений, отстаивая свои интересы, однако от прямого вмешательства в дела ЕС и поддержки радикальных партий следует отказаться. К такому выводу пришли аналитики Международного дискуссионного клуба «Валдай» в своем втором ежегодном докладе о перспективах отношений России и ЕС. Опубликованный 11 мая документ озаглавлен «Неопределенное будущее Евросоюза: что делать России?»

Представляя в четверг доклад, основной автор — программный директор «Валдая» Тимофей Бордачев — подчеркнул, что прошедшие президентские выборы во Франции, где убедительную победу одержал проевропейский кандидат Эмманюэль Макрон, являются не концом кризиса ЕС, но лишь поворотным моментом в нем. «К сожалению, полностью исключить сценарий обвала евроинтеграции нельзя», — заявил он.

Авторы доклада утверждают, что Евросоюз пребывает в системном кризисе, в первую очередь он касается внутренней и внешней безопасности. Кроме того приметами кризиса является, по их мнению, появление на политической арене Евросоюза политиков-евроскептиков, примером которых служат премьер Венгрии Виктор Орбан и премьер Польши Беата Шидло, которых Брюссель обвиняет в нарушении европейских демократических норм. Продолжается и экономический кризис: десятый год не удается окончательно урегулировать долговые проблемы стран Южной Европы.

Системный кризис ЕС, по мнению аналитиков «Валдая», стал следствием нескольких факторов. Общеевропейские структуры взяли на себя слишком много ответственности в «несвойственных им сферах», причем эти структуры с течением времени оказались всё более политизированы, что негативно повлияло на гибкость союза. В итоге Брюссель не смог выработать адекватный ответ на долговой, а затем и миграционный кризисы, что привело к усилению национальных властей, ответственных, помимо прочего, за безопасность границ — важнейший для граждан вопрос.

Однако в докладе говорится и о способности европейской бюрократии к «самоподдерживающему развитию», которая не позволит довести дело до распада ЕС. Учитывая, что основной удерживающий фактор, по мнению аналитиков, это экономическое сотрудничество, велика вероятность, что политическое развитие союза будет заморожено, и на первый план вновь выйдет экономика.

В прошлогоднем докладе, посвященном отношениям с Евросоюзом, его авторы кризисные явления в ЕС связывали в основном лишь с наплывом беженцев, но не с угрозой распада всего объединения.

Фотогалерея
Путь мигранта: как беженцы проникают в Европу

Европа столкнулась с самой крупной волной миграции с середины 1990-х годов. Десятки тысяч переселенцев из Сирии, Афганистана, Ливии и других стран любыми способами пытаются добраться…

Показать 16 фотографий

Гибкий интерес России

Россия не заинтересована в глубоком и длительном кризисе ЕС: Москве нужен предсказуемый и сильный партнер, говорится в докладе. «Нам не нужен развал союза, гораздо проще было работать с ЕС, когда он рос и говорил единым голосом. Но сейчас все сильнее становится неопределенность», — подчеркнул в ходе презентации замминистра иностранных дел России Алексей Мешков. Распад Евросоюза, по словам авторов доклада, стал бы «величайшей геополитической катастрофой XXI века».

Сейчас Москва находится в относительно выгодной позиции, и пользоваться этим надо с умом. Кризис европейских институтов позволяет России впервые перехватить инициативу по реформированию российско-европейских отношений, причем на взаимовыгодных условиях. «Сейчас европейцы говорят, что возврата к принципу business as usual не будет, — отметил замминистра. — Мы согласны, нужен не возврат в 2014 год, а создание новых принципов взаимодействия. Маски сброшены: мы сами можем говорить откровенно и готовы выслушивать из Брюсселя то, что может нам не нравиться».

Новым базовым принципом взаимоотношений должна стать субсидиарность, уверены эксперты «Валдая». Близкая по смыслу к децентрализации, она означает решение вопросов взаимоотношений на разных уровнях с использованием разных инструментов: между национальными властями, компаниями, ведомствами, наконец, между ЕС и Евразийским экономическим союзом.

По словам Мешкова, успешным примером тому может служить укрепление отношений России с различными европейскими странами (Венгрией, Италией) вплоть до создания межправительственных комиссий. «В условиях сокращения диалога с ЕС нельзя было сидеть и ждать потепления, и мы начали развивать сотрудничество со странами блока, где есть взаимный интерес», — добавил дипломат.

По словам Бордачева, такой подход может сработать даже в вопросах миграции. «Было бы целесообразно выделить из ЕС наиболее дружелюбные к нам страны, вроде Греции или Италии, которые часто выдают россиянам многолетние визы, и принять ответные позитивные меры в отношении их граждан», — отметил эксперт.

Отдавая предпочтение тем или иным странам Европы, России нужно всячески удерживаться от прямого вмешательства в политику ЕС, от попыток сыграть на противоречиях внутри блока, уверены авторы доклада. В связи с этим, поддержка Москвой «наиболее несистемных политических сил» вредит и интересам, и имиджу России. «Нужно расширять поле общения организаций гражданского общества России и ЕС за счет вовлечения конструктивных европейских движений», — говорится в документе. 

«В Европе сейчас имеется огромное количество мелких радикальных партий, как ультраправых, так и ультралевых, некоторые из них являются откровенно маргинальными. Именно о таких движениях мы и хотим предупредить наших дипломатов», — пояснил РБК основной автор доклада Тимофей Бордачев. В то же время, подчеркнул он, не все радикалы являются опасными маргиналами, например, к таковым нельзя отнести ультраправый «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен во Франции, с которым Россия ведет диалог, или же ультралевая СИРИЗА в Греции, возглавляющая национальное правительство. 

Официально российские дипломаты и политическое руководство никогда не поддерживали контактов с экстремистами, напомнил руководитель программы Московского центра Карнеги Андрей Колесников. «Если мы говорим о крупных популистских движениях правого или левого толка, сотрудничество с ними является официальной позицией руководства России и соответствует ее идеологическим установкам, — продолжил Колесников. – Прием в Кремле лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен ясно указывает: мы хотим видеть этого человека во главе Франции и мы ждем, что она начнет подрывать европейские институты». 

В то же время, Колесников сомневается в том, что в Брюсселе будут готовы выслушивать предложения Москвы по восстановлению отношений. «Любые такие попытки будут отвергнуты, даже не будучи рассмотренными, из-за плохой репутации России», — заявил эксперт РБК. Поэтому действия российского руководства говорят о том, что Москва «хочет играть именно с этими движениями, а не с сегодняшней Европой», уверен Колесников.