Дела Кулия и Зимовца, задержанных на антикоррупционном митинге «Он нам не Димон», выделили в отдельные производства

СК завершил расследование уголовных дел в отношении Юрия Кулия и Станислава Зимовца, участвовавших в антикоррупционном митинге 26 марта в Москве, их их дела выделены в отдельные производства, сообщается на сайте СК РФ.

Кулий и Зимовец обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

По данным следствия, 26 марта 2017 года Зимовец, во время несанкционированной акции находясь на Пушкинской площади, бросил кирпич в сотрудника Росгвардии, причинив ему физическую боль. Обвиняемый Кулий, как полагает следствие, совершил нападение на сотрудника полиции.

Вина обвиняемых подтверждается совокупностью собранных доказательств, показаниями свидетелей, самих обвиняемых, видеозаписями и иными данными, отмечают в СК.

Уголовные дела в отношении Кулия и Зимовца выделены в отдельные производства, их направили в прокуратуру для утверждения обвинительных заключений и последующей передачи в суд для рассмотрения по существу. Расследование в отношении других обвиняемых продолжается.

«Вину признал, хотел, чтобы поскорее отпустили, сейчас жалею»

На фото с митинга видно, как Кулий держит руку на предплечье полицейского. Однако задержанный отрицает саму возможность причинения боли стражу порядка. «Было вот что: полицейский упал, спускаясь со ступеней памятника Пушкину. Он упал на пожилого человека, все бросились его поднимать, я в том числе, и на нас кинулась Росгвардия», рассказал активист «Дождю». «Вину признал, хотел, чтобы поскорее отпустили, сейчас жалею об этом», — пояснил он.

«По словам Юрия, он просто пытался разнять пожилого человека и омоновца. Он говорит, что положил ему руку на плечо, не причиняя ему никакой боли, нужно понимать, что сотрудник правоохранительных органов был в бронежилете. Я не считаю эту ситуацию, которую описывает Юрий, уголовным деянием. Нет этого и на видео: там есть сам Юрий, и можно увидеть общую ситуацию, но нюансы разглядеть очень сложно, как и то, что Юрий сильно сжимает руку омоновца, тем не менее скриншоты также были приобщены к уголовному делу», — отмечал адвокат Кулия Алексей Липцер. Теперь обвиняемому может грозить до пяти лет лишения свободы.

Зимовец же вообще утверждает, что 26 марта на Пушкинской площади оказался случайно, гуляя с друзьями в центре, рассказала Русской служба BBC его адвокат Светлана Сидоркина. Она связывает такое быстрое завершение следствия с новой тактикой работы СКР.

«Они в ускоренном порядке рассматривают все дела, чтобы с помощью психологического давления склонить людей [к сделке со следствием], чтобы дела рассматривались в особом порядке. Чтобы защитники по соглашению, как в моем случае, не имели возможности вступить в дело и координировать действия и позицию подзащитных», — считает адвокат.

По ее словам, следственные действия проходили буквально с шести утра и до глубокой ночи. Все это время Зимовец «был голодный-холодный, поскольку приходилось сидеть в «стакане» (крошечный отсек для подозреваемого — Прим. NEWSru.com) в ожидании, когда придет адвокат, когда придут лица, с которыми проводится очная ставка».

По большей части не санкционированные властями протестные акции «Он нам не Димон» прошли в Москве и многих российских городах 26 марта. На этих митингах полицейские задержали множество людей, больше всего в Москве — 1030 человек.

Четырех человек арестовали по делу о хулиганстве и насилии против полицейских — фигурантами уголовного дела стали Александр Шпаков, Станислав Зимовец, Юрий Кулий и Андрей Косых. Об их аресте стало известно 13 апреля.

Шпакова 24 апреля суд оставил в СИЗО несмотря на то, что прокурор просил сменить меру пресечения на домашний арест. По версии СК, 26 марта Шпаков, «находясь на улице Тверской и пытаясь открыть дверь в служебный автобус полиции, где находились другие задержанные, нанес несколько ударов кулаками в лицо сотруднику полиции».