Бортинженер экспедиции МКС-49/50 Сергей Рыжиков рассказал о христианских традициях российской космонавтики

Российский космонавт-испытатель Сергей Рыжиков, участник экспедиции МКС-49/50, в интервью порталу «Православие и мир» рассказал о христианских традициях российской космонавтики, о том, как святой Серафим Саровский сопровождал его в полет, и как в космосе ощущается присутствие Бога.

«Человечеству всегда было свойственно понимание того, что мы связаны с чем-то необъяснимым для нас. В советское время по понятным причинам все заменялось мистификациями, разными традициями. Это объяснимо и, наверное, оправданно. А в наше время, поскольку есть возможность не только размышлять над этим, но еще и озвучивать, не боясь последствий, сочетаются старые традиции и новые. Молебен в Троице-Сергиевой Лавре (перед полетом) не является обязательным, участие в нем — на выбор экипажа, потому что люди разные и у каждого свое мировоззрение. Эту традицию ввел еще в 60-е годы Юрий Алексеевич Гагарин. Он первый съездил в Лавру, и потом еще некоторые экипажи туда возил», — рассказал 121-й российский космонавт.

По словам Рыжикова, медики, опекавшие космонавтов, были озабочены его желанием держать пост, однако пошли навстречу. Только во время Великого поста настояли на употреблении рыбы.

«Высота орбиты станции — около 400 километров. До Питера в два раза больше, чем до космоса, если уж по расстоянию. И по себе не ощутил, что Бог там ближе. Совершенно точно сказал отец Иов, что Бог ближе к тому, у кого сердце чище. А на орбите возможности его очищать особенно не было, даже я бы сказал, что какое-то отдаление произошло, потому что там работа, рутина. И, в общем-то, сердце не очищается, а грубеет. На Земле, в храме присутствие Бога ощущается гораздо ярче, гораздо явственней. Мы вернулись на Страстной неделе, и первая за полгода служба — пасхальная, это же словами не передать! Вот где стартовая площадка в Небо. Вот где была реальная близость к Творцу!» — вспоминает космонавт.

С собой на орбиту Рыжиков брал миниатюрное Евангелие и частицу мощей святого Серафима Саровского. «Конечно, ощущалось, что наш экипаж не из трех человек состоит. Как минимум из четырех, а как максимум — гораздо из большего, просто мы это своими огрубевшими сердцами не чувствовали, не понимали.  Сложно это объяснить, потому что это уже вне нашего земного миропонимания и, опять же повторюсь, что каких-то явных видений, образов не было. А внутреннее понимание, что сам преподобный рядом, словами не описать и не передать», — говорит он.

Добавим, летчик-испытатель, который 173 дня находился в космосе, во время полета оставался волонтером православной службы помощи «Милосердие» и не оставлял без внимания свою подопечную, пенсионерку Надежду Павловну.