Борис Акунин: Путин — это шекспировский Яго, у которого плохо с вычислением дальнейших сложностей

Известный писатель, литературовед и переводчик Борис Акунин (Григорий Чхартишвили), несколько лет назад уехавший из РФ за границу, по его собственному признанию, «из-за общественной апатии и отсутствия «реакции на реакцию», дал интервью The Daily Beast.

Американское интернет-издание, представив автора романов об Эрасте Фандорине как «заклятого врага» президента РФ Владимира Путина и вспомнив о написанной им пьесе «Гамлет. Версия», попыталось описать нынешнюю российскую реальность в шекспировских категориях. Так, в статье говорится, что Путин пытается играть роль персонажа пьесы Уильяма Шеспира «Буря» Просперо, «превращая новости в вымысел, а вымысел — в историю».

По мнению автора статьи Уилла Кэткарта, Путину-«Просперо» «преграждает путь» Акунин, который несколько лет назад впервые выступил с публичной критикой Кремля. Журналист упоминает о восьмитомной «Истории Российского государства», публиковать которую писатель начал в 2013 году. По мнению Кэткарта, работа Акунина над этим монументальным трудом должна тревожить Кремль и делать жизнь писателя опасной.

Рассказывая в интервью о своей пьесе «Гамлет. Версия», премьера спектакля по которой состоится на этой неделе в Нью-Йорке, Борис Акунин признался, что работа над пьесами для него — что-то вроде отпуска, «нечто великолепнейшим образом безответственное», так как диалоги — «самое легкое, что есть в литературном тексте», пишет InoPressa. По мнению продюсеров, которое приводит издание, в пьесе показан «радикально-пророческий взгляд на актуальный политический вопрос: как уничтожить старое, чтобы освободить место для нового».

Путин — Яго

На заданный в интервью «очевидный вопрос» — если бы Путин был шекспировским персонажем, то кем и почему? — Акунин ответил не задумываясь: «Яго. Двух мнений тут быть не может. Этот человек очень хорошо справляется с краткосрочным планированием, но у него есть проблемы с вычислением дальнейших сложностей».

Напомним, Яго — персонаж пьесы Шекспира «Отелло, венецианский мавр», написанной около 1604 года. Яго — поручик на службе у Отелло, главный антагонист мавра. Хитрый, коварный и завистливый плебей мстит Отелло за то, что вынужден быть у него в услужении, сплетая чудовищную интригу. Яго — один из шекспировских типов «злодея», который, в отличие от Ричарда III или Макбета, мелок в своей низости. В итоге ненависть, лежащая в основе всех поступков Яго, разрушает его личность.

Несколько лет назад Борис Акунин, описывая Путина, вспомнил исторического деятеля, известного коварством и жестокостью, — в 2006 году в интервью французской газете Libération Чхартишвили, говоря о конфликте РФ и Грузии, заявил, что Путин ведет себя, как император Калигула, который «предпочитал, чтобы его больше боялись, чем любили».

«В протестной активности я нисколько не разочаровался»

Григорий Чхартишвили известен резкой критикой режима Путина. Так, о деле ЮКОСа писатель в свое время отзывался как о «самой стыдной странице постсоветского суда». После вынесения второго приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву в декабре 2010 года он предложил план «ампутинации» России. В январе 2012 года писатель стал одним из учредителей общественно-политической организации Лига избирателей.

В 2014 году Акунин уехал из России, пресса писала, что он проживает во Франции. В конце марта 2017-го, после антикоррупционных акций, в своем блоге писатель признался, что впервые с момента отъезда пожалел, что он не на родине». «Наконец что-то живое, незаунывное — и молодое. И не только в Москве. Наоборот, главные события, как мне кажется, произошли в других городах, прежде всего в Питере», — отметил он.

В интервью журналу «Сноб», данном писателем на прошлой неделе в Лондоне, в магазине Waterstone, где прошла презентация книги его книги «Счастливая Россия», Акунин заявил, что «как «старый болотный оппозиционер» с происходящим в стране совершенно не уживается.

«В протестной активности я нисколько не разочаровался и отношусь к активистам с еще большим уважением, чем раньше. Но я очень хорошо понимаю, что на новом этапе протесту понадобятся новые голоса. Мы свой подход к штанге уже исполнили и веса не взяли. Значит, будем помогать новым спортсменам», — сказал он.

Григорий Чхартишвили также пояснил, что уехал из России, так как в 2014 году режим перешел «некий роковой рубеж — превратился из вялой плутократии в настоящую агрессивную диктатуру». Нынешняя система ценностей, которой придерживается путинский истеблишмент, для меня совершенно неприемлема: имперская риторика, нетерпимость ко всякой инакости, милитаризм, ксенофобия, агрессивная пропаганда и так далее. И большинство населения со всем этим уживается. Не бывать в такой России — это, если угодно, моя личная акция протеста», — сказал он.

Журналист The Daily Beast, подводя итоги, задал Акунину вопрос, справедливо ли считать его диссидентом. «Вероятно, да. Но я не такой пылкий, как настоящие политические диссиденты. Я не геройский боец с режимом. Я делаю только одно — просто говорю то, что думаю», — ответил писатель.